Порядок вызова экстренных служб с мобильных телефонов в Кемеровской области 
 
 
Конституционный Суд Российской Федерации определил Печать E-mail
27.06.2018 г.
Конституционный Суд Российской Федерации определил, с какого момента возникает обязанность страховой компании выплачивать неустойку за задержку страховых выплат

Конституционным Судом Российской Федерации проведена проверка конституционности п. 4 ст. 11 Федерального закона № 52-ФЗ от 28.03.1998 «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации» (далее - Закон).
Поводом для рассмотрения данного вопроса послужило обращение гражданина М., который в 2011 году, являясь сотрудником отдела охраны Чувашской исправительной колонии № 1, получил травму, в связи с чем признан негодным к службе и уволен из органов уголовно-исполнительной системы. При этом инвалидом первой группы мужчину признали лишь через два года, на основании чего ему было отказано в страховой выплате.Судом первой и апелляционной инстанций с ЗАО «МАКС» в пользу М. взыскана страховая сумма и неустойка с момента неисполнения страховщиком вступившего в законную силу решения, так как именно это решение разрешило спор о праве истца на страховую выплату. С этим выводом не согласился Верховный Суд РФ.
Конституционный Суд РФ, рассматривая жалобу М., основываясь на положениях ст.ст. 314, 330, 332, 394, 927, 969 Гражданского кодекса РФ, а также ст.ст. 5, 7, 10, 11 Закона указал, что срок, за который должна взыскиваться неустойка, не может быть обусловлен вступлением в силу судебного акта. То есть, если из состава и содержания полученных от выгодоприобретателя документов следовало, что право на получение страховых сумм возникло у него еще до обращения за судебной защитой, то неустойку нужно считать с момента неисполнения требований клиента. Иное понимание момента, с которого начинается течение срока исполнения обязанности страховщика перед выгодоприобретателем, и момента, с которого подлежит исчислению неустойка за необоснованную задержку выплаты страховых сумм, давало бы страховщику, являющемуся более сильной стороной в договоре обязательного государственного страхования, неоправданные преимущества в его взаимоотношениях с выгодоприобретателем, несоразмерно ограничивая его права, что приводило бы к нарушению баланса прав и обязанностей участников соответствующего гражданско-правового договора.
Конституционный Суд РФ, вынося решение по жалобе М., указал, что правоприменительные решения, вынесенные в отношении данного гражданина на основании п. 4 ст. 11 Закона в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке (Постановление Конституционного Суда РФ от 26.04.2018 № 18-П).

 
Помощник прокурора города                                                         
А.А. Иванов 
 
 
« Пред.   След. »